Ресторан «Планета суши»


Кстати, игра слов по поводу «суши» — японских рисовых колобков с ломтиком сырой рыбы или иным наполнителем, и «суши», то есть твердой почвы, земли — неправильна. Японцы, произносят: «суси».  

Корень ошибки в том, что если написать слово «susi» латинскими буквами, его можно прочесть как «сузи». Чтобы глухая согласная не превращалась в звонкую, стали писать «sushi». Ошибка прижилась, ну и бог с ней...  

 

«Планета суши» на Фрунзе оформлением оригинальна, хотя традиции и тенденции соблюдаются. Помещение одно, но залов как бы два — две разновысокие площадки. Низкая — для некурящих, ближе к входу, там четыре столика и протяженная барная стойка со стульями. В застекленной витрине стойки — тарелки с нарезанной сырой рыбой разных сортов — демонстрация свежести. На высокой площадке столиков с десяток в окружении мягких светло-серых диванов и кресел. Интерьер лаконичен, но мил. На плазменном экране — видовые фильмы из жизни подводных обитателей. Я был здесь днем в минувший понедельник при достаточно заполненном зале — все больше юные дамы, сидящие основательно, не торопясь.  

 

Когда листаешь меню с цветными фотографиями каждого блюда, глаза разбегаются от изобилия всяческих ед. Точного числа суши, сашими, маки и роллов я и считать не стал. Но ведь кроме этого еще и салаты, и закуски, и супы, и вторые блюда, и десерты, и просто бизнес-ланч, и бизнес-ланчи в стиле «бенто»... Цены — самые разные, от 30 рублей за один простенький суши с морским окунем до 1190 рублей за изысканное ассорти мариовасэ на целую компанию. Салатов и закусок около двадцати, от простенького салата из стружек дайкона и морковки под цитрусовым соусом за 80 рублей до хрустящих блинчиков с креветками, грибами и овощами за 295. Супов 14, от 55 до 280 рублей. Вторых блюд 27, от 125 рублей за рис с жареными овощами и 150 за рис с курицей, до 395 за ассорти из шашлычков с рыбой и sea food. Десертов 14, сугубо японских только часть, цены — от 75 до 275 рублей. Меня приятно удивило, что за два года, прошедших со времени моего предыдущего визита сюда, цены (точнее, минимакс по каждому из разделов меню) не выросли, наоборот, усохли процентов на 10-20. Напитки: чайничек чая (400 мл) — от 80 рублей, чашечка кофе — от 50, минеральная — от 60 за бутылку «Бонаквы» 0,5 л, кружка разливного пива — от 90 за 0,5 л «Сибирская корона», саке «Гурмэ» — от 145 рублей за 100 г, наша водка от 100 рублей за 100 г («Зеленая марка»)...  

 

С 12 до 16 есть еще бизнес-ланч — усеченное основное меню, в каждом разделе примерно по полдюжины блюд, и цены ниже, чем в основном меню, в полтора-два раза. Чашка чая — 10 рублей, стакан сока — 40, чашка эспрессо — 25. Обед из трех блюд с напитком по минимуму обойдется в 200 рублей, по максимуму — в 400. Бенто-ланчей (готовых наборов на лакированных подносиках) 6 вариантов, от 175 до 325 рублей.  

 

Не могу сказать, что какую-то конкретную кухню (русскую, итальянскую, вьетнамскую...) я променяю на любую другую. Конечно, менее всего приедаются привычные блюда. «По белому свету летаю — за марки, за иены, за кроны, но в пищу предпочитаю котлеты, а к ним макароны», — пишет Лариса Рубальская. Но с точки зрения автора «Маршрута гурмана» интереснее всего кухня экзотическая: читательское любопытство более гарантированно, чем при описании очередного борща или отбивной, как бы классно они ни были приготовлены. Японская же кухня, пожалуй, самая «интеллигентная» из экзотических. Тот, кто ее знает и любит, в хорошем ресторане получит удовольствие однозначно. Неофит же, заказывающий наобум, получит, как повезет, либо новое необычное удовольствие, либо шокирующий, но занятный опыт, либо смесь первого и второго. В любом случае интересно.  

 

Я выбрал из бизнес-ланча самый дорогой и обильный супчик «одия» (80 рублей), салат «рэикан» (120) и две чашки черного чая с лимоном (20), а из основного меню — классический «кайсен гратан» за 280 (кто ж его не знает!). Итого ровненько на пять сотен. Должен сказать, что с кризисом и отдельные японские рестораны опростились. Мне уже не принесли, как раньше, горячую влажную ароматическую махровую салфетку, свернутую в тугой рулончик на бамбуковом блюдце, — протереть руки перед едой. Специи, кубик зеленого японского хрена васаби и розу из тончайшим образом нарезанных розовых ленточек-полосок корня имбиря, также не подали, их теперь нужно заказывать отдельно, по тридцатке за позицию. Не дали даже перец, соль и соевый соус, правда, официантка после деликатного напоминания тут же поставила их на стол.  

 

В супчике моем, поданном в большой керамической чаше, чего только не было: «Белая рыба, „снежные крабы“, шампиньоны, водоросли, овощи, яйца, рис», как и гласило описание. Горячо, вкусно, густо, сытно, необычно. Яйца тянулись спутанными тончайшими нитями, как экзотические водоросли, перемешиваясь с водорослями черными, натуральными. Крабовые спинки краснели в коричневом прозрачном бульоне. Йодистый пар тянулся от супа. Белые горбы рыбы виднелись внизу. Конечно, «снежные крабы» были сермяжными крабовыми палочками, а вкус жидкости элементарно раскладывался на куриный бульон и соевый соус, но все вместе производило впечатление вполне иностранное и гармоничное.  

 

С салатом вышла неувязка. «Куриное филе, обжаренное в хрустящей панировке, с дайконом, морковью, имбирным соусом...» и чем-то еще — так он был описан в меню. На то, что мне принесли, я с минуту глядел недоуменно, потом еще раз сверился с меню, подозвал официантку и вежливо осведомился — где же хрустящая панировка? Мне подали просто курятину, нарезанную тонкой соломкой, а на ней вымазанные соусом морковка с дайконом. «Понимаете, — нашлась с ходу официантка, — рецепт изменился, потому что не всех наших клиентов устраивает вкус чеснока». — «Хорошо, — возразил я, — но тогда предупреждать надо. Некорректно получается». — «Да, я согласна». — «Тогда отнесите повару, пусть он либо переделает, как надо, либо, если это быстрее, я выберу другое блюдо...»  

Салат доработали, что заняло с четверть часа. Теперь он был горячим и вдвое больше объемом: распухли куриные полоски, окруженные хрустким кляром. К салату (с самого начала) прилагалась немалая плошка с красноватым, чуть студенистым чесночным соусом (так что про чеснок в панировке официантка заправляла мне зря) с мелкими кусочками приправ — остро-сладким и очень пряным. Вкус курятины в кляре, сдобренной этим соусом, был совершенно замечательным. «Понравился салат?» — безмятежно спросила официантка. «Теперь да», — ответил я с тяжелым упором на первое слово. Она улыбнулась и развела руками — бывает, мол. А я вспомнил, как младшая дочка моя спокойно говорит о своей домработнице: «Если есть хоть какая-то возможность безнаказанно схалявить, понятно, что она так и сделает».  

 

Изысканное второе подостыло, пока возились с салатом. «Кайсен гратан» — это «Креветки и кальмары, запеченные под сыром пармезан с приправой «щичими». На блюде в овале из зеленых кочешков кольраби возвышался продолговатый кремовый холмик. Рядом — «бочонок» из лимона со срезанными верхушками. Раскопки показали, что внутри, под слоем чего-то непонятного (типа смеси сырного крема с мягким заварным тестом, и вкусно, блин!) скрыты залежи креветок, мягчайших кальмаров и грибов не определенной мной разновидности. Мне очень понравилось. Непонятно только, зачем про пармезан упоминать? Ну нам ли пармезанов не знать? Запах и вкус пармезана не спрятать, господа повара из «Планеты суши». И если, как известно из советской классики, «маленькая ложь рождает большое недоверие», какое же недоверие рождают две немалых лжи подряд?  

 

И в заключение ответ на загадку заголовка, если вы еще не определили, в чем дело. Расплатившись, я спросил, где можно помыть руки. «Вы прямо идите, — ответили мне, — там, за дверью в стене, ресторан „Сибирская корона“. По нему тоже идите прямо, а за мангалом — налево». Так я и сделал. Теперь знаю, что у японской и русской кухни общего. Это туалет.



Комментарии


Имя


E-mail


Комментарий